• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:05 

Две недели летнего отдыха в итоге пройдут в одиноком блуждании по городу.
А после - снова экзамены.

03:55 

Слово дня - контаминация.
Слово недели - спектрофотометрия.
***
Люди, придумывающие название учебных заведений - пожалуйста, упакуйте себя сами и сгорите к чертовой матери. Ну откуда ж мне знать в каком я теперь подразделении? Да, финишная прямая из "письма счастья" - титульный лист для ВКР.
***
Если кот будет толстым и рыжим - то мы назовем его Мёрдок. Да, такой мой каприз.

02:58 

Ты просила стих, но я не умею писать стихи. Зато могу попробовать написать сказку.



Первая встреча - в маленьком кафе где-то в подворотнях исторического центра Белфаста.
Сегодня - праздник. Очередное перемирие между ИРА и английской армией. Впрочем, все остаются в некотором напряжении. Хрупкий миг доверия и возможностей. Поэтому девушка спокойно гуляет по улицам, фотографирует граффити и баррикады. Она - британский репортер в отпуске. Она слишком влюблена в работу. И поэтому проводит отпуск в необъявленной горячей точке. Хотя это даже неважно. Важнее - что город, в отличии от дождливой погоды, прекрасен. И хорошая прогулка точно не помешает. Особенно если продлится в течении нескольких часов.

Под вечер хочется только тепла и кофе. А еще - она кажется заблудилась. Вот сейчас зайдет только в то странное кафе, спросит дорогу и пойдет обратно в отель. Сил восхищаться чем-либо, казалось, уже не осталось. Но она удивилась. Потому что изнутри кафе представляло собой весьма колоритный ирландский паб. К тому же время было весьма подходящее - дневные постоянные посетители, любящие кофе и сладкое, уже ушли, а ночные, приходящие обычно за "автомобильной бомбой", еще не появились. Поэтому было пусто. Она быстро достала камеру, сделала несколько снимков. И только потом увидела девушку за барной стойкой.
Вот тут то и накатило осознание насколько она вляпалась. Девушка, видимо бармен, была одета во все черное, но отнюдь не это представляло проблему. А ее берет с чертовой пасхальной лилией. "Окей, я британская журналистка в баре ИРА. Прекрасно. Замечательно. Просто лучше и быть не может. Надо улыбнуться и делать вид, что все в порядке. В конце концов сейчас перемирие и может быть все обойдется". Она подошла и села на стул рядом с барной стойкой. Девушка, еще несколько секунд назад спокойно рассматривающая ее, теперь возилась с приготовлением кофе. "Я же еще не сделала заказ". Мимолетная улыбка, странный бокал с ручкой как у кофейной чашки, горка сливок над поверхностью кофе и легкое "За счет заведения". Кофе пьянит, осознание собственных недавних мыслей порождает некоторое ощущение стыда. Что воплощается в скомканных извинениях, странной беседе на смеси английского и настоящего ирландского, к еще трем порциям странного пьянящего кофе. И к ночи в комнатке над баром. На утро становится странно, почти пусто и ощущение пропасти в жизни лишь усиливается от осознания необходимости скорого отъезда. Вызванное такси до отеля, почти невинный поцелуй на прощание. Никакого обмена номерами. Никаких имен и данных.
Но стойкое ощущение скорой повторной встречи не исчезает. И это вселяет уверенность.

Следующая встреча - спустя полтора года. Уже в Дублине, во время празднования дня святого Патрика. Теперь уже нужно вцепиться и не отпускать. Нужно выведать все, но времени снова катастрофически мало. И если та встреча - страсть и кофе по-ирландски, то эта - эспрессо и нежность на выдохе. Впрочем, даже эта встреча не проходит впустую - в кармане оказывается салфетка. Немного кривоватых цифр и рисунок - какое-то странное растение. На долгие недели после эта салфетка становится поводом жить и искать варианты выхода из проблем. Но не звонить. Не разрушать атмосферу сказки, какой-то фаталистичной загадочности и нелогичности. Тонуть в работе, в ворохах необработанных снимков и ответах на тысячи сообщений от озлобленного на весь мир начальства. И только услышав в утренних новостях о начале нового военного конфликта в Северной Ирландии - позвонить.
запись создана: 06.05.2017 в 11:43

02:04 

Мягко провести пальцами по выпуклым буквам на жетоне. Такое знакомое и одновременно все же чужое имя. "Джессамина Уотсон". На жетонах и официальных документах это выглядит изумительно. Но для Шерлок она всегда будет Джес (при обычной беседе) или Джесси (в моменты излишней сентиментальности). Разумеется, жетоны стащены из личных вещей тайком. Разумеется, ночью нужно размышлять о чем нибудь другом.
Но мысли все равно только об именах. И прикосновениях. Пусть и опосредованных через тонкую металлическую пластинку.
Поэтому Шерлок лишь крепче сжимает жетоны в руке и засыпает тревожным сном.

00:06 

Не могу уснуть. Слишком волнуюсь перед завтра.
Все таки не каждый день проходишь окончательное обследование.

20:06 

Устала.
Раздражена.
Хочу тыковку

20:42 

Blackbird, blackbird, I am now alone
Somewhere else go make your home
Don’t nestle here, go find lovers of your own
I am now alone.

Два удара-пауза-два удара- пауза- два удара и так по кругу и до бесконечности.
146 скорость и бешеный тайминг
Так и не доучила. Самый старый танец на самом деле.

19:17 

Химическая девочка видит в отражениях тонкостенных колб девочку янтарную. Потерянную, погасшую, безумно грустную. И ей хочется плакать.

22:38 

Еще кое что. Принцип ценности информации.
Я в этом плане гребанная эгоистка. И в восторге от того, что некоторые вещи рассказываю только для Джес

22:09 

Итак, "Сфера".
Актуальность общая - тоталитаризм через сферу коммуникаций.
Актуальность частная - РС.
Фильм хорош, но далеко не идеален. Это попытка переосмыслить "Дивный новый мир", но в современных реалиях. Однако есть множество несостыковок и провалов, ухудшающих фильм и ломающих сюжет. Во первых - плавающие временные рамки. Зритель не успевает сориентироваться в быстро меняющемся тайминге(только была первая неделя, а тут уже чуть ли не первый год, однако все в одних цвето-сезонных декорациях). Во вторых - самое слабое и опасное - финал. Финал слили в открытую. И не то чтобы слили, а скорее прилепили от другой ветки сюжета. Вот она борьба между злой тоталитарной корпорацией и свободой слова - линия создателя системы и главной героини. Однако тут же - победа всех в итоге и это озадачивает. Это выглядит фальшиво. Как политика или большой спорт. Не выиграл никто, давайте раздадим всем плюшки и каяки и оставим все как есть. Финал не дает закрытия ситуации, не дает решения и развития. Поэтому выглядит слитым. Просто вся ситуация осталась на базовой точке. Корпорация следит, противники корпорации сидят в кустах. Я считаю такой конец нулевым и бессмысленным.
Отдельно про РС. В фильме показали скорее смесь РС с параличом, а до этого крайне сложно довести. Очень сложно. Нужно не просто не принимать лекарство, а нарушать все предписания врачей. За последний месяц я прочла почти все, что с этим связано на пабмеде, все последние открытия и достижения, так что вполне могу судить.

Общее впечатление - фильм-фальшивка. Хорошая, но заметная. Поэтому 5/10

09:08 

И снова этот сон.
Дешевая книга, дешевый блокнот. Бесплатная выпивка. Девушка с татуировкой-стихом на спине. Легкий столичный секс. Ничего общего или близкого.
Черная витая рюмка с ребрами.
То ли кошмар, то ли странная иллюзия моей жизни.

Со мной редко ведут серьезные разговоры или говорят о чем то важном. Гораздо чаще - просто тащут в постель. И я снова просыпаюсь с запрокинутыми вверх руками, как будто уснула связанной.

16:43 

Кажется я опять все испортила. Тяжело и холодно. Кажется что я теряю самого близкого мне человека.
Теряю из за каких то глупых, дурацких мелочей. Наверное стоит пойти проветриться, может в голову придет что нибудь хорошее.

05:22 

Шерлок курит в постели редко, только когда бывает одна. В такие ночи, где слишком много мыслей. О том что рядом с Джес вся логическая система рассыпается в ноль, но при этом появляется нечто совсем новое. Чувства. Эмоции. Слишком много. Это нельзя назвать плохим, нет, скорее наоборот. Просто к этому стоило привыкнуть.
Как и к постоянному притяжению.

03:52 

Иногда я задумываюсь, что Джес могло бы быть сокращением от Джессамина. Это рождает немыслимую цепь ассоциаций, приводящую к единственно верному ответу.
Тебе бы весьма подошло быть императрицей, гордой и храброй.

23:34 

Или же что то такое
эскиз

23:26 

Если дерево - определенно венге.
Если стиль - ар нуво.

И моя идея изменилась. К черту сложности. Синие опиумные маки. В ар нуво и четких контурах.
Синие - потому что сложная отсылка к двум невозможным вещам - синей птице и синей розе - обе из которых характеризуют мое отношение к ней, как к чему то весьма прекрасному.
Опиумные - потому что я от нее завишу. Настолько, что вчерашняя мысль о ее возможной случайной смерти вогнала меня в самое тяжелое состояние. Но завишу не пагубно, не как от героина или лсд. А как от воздуха. Или же воды.

23:54 

Когда неделю снится один и тот же кошмар - это выматывает. Слишком.
Я устала ощущать по утрам боль.

16:31 

Уже несколько дней хочется написать, высказать весь ворох мыслей. Но только начинаю и на ум приходит лишь одно.
Мы на равных
Настолько, насколько это вообще возможно. Это равенство, эта стабильность восхищает и опьяняет без меры и без предела.

16:25 

Сумка собрана.
Музыка выбрана.
Надо бы в душ и спать, но нервы слишком натянуты.

19:03 

Spare me, please, spare me and tell me how
Письмо приходит спустя полгода. Нет. Не письмо. Записка. Кусок бумаги с одним словом. Ни адреса, ни имени отправителя. Да этого и не надо. Дана находит этот листок в стопке корреспонденции по запаху. От него неуловимо тянет твирином, душной-душной белой плетью и тем странным запахом, что пропитал Машину за годы использования трав. Одно слово. Упрямым почерком. Слишком уверенно и нет, одновременно. Она смотрит на это слово, еще не осознавая, что сейчас все рухнет. Весь ее лаконично-стеклянный мир. Слово просачивается в мозг, упрямо, буква за буквой.
"Вернись"
Просьба. Приказ. Мольба обреченных. Слишком много всего. Чувства захлестывают, заставляют бежать из уюта и тепла лаборатории в холод промозглой мартовской ночи. Под дождь, под шум штормового столичного ветра. Куда угодно. Лишь бы не было так вязко и душно. "Нет. Только не снова. Не сейчас, черт возьми, не сейчас!"
И Данковская сидит на ступенях Холодного Холла, пьет абсент, прямо из горла бутылки, иногда проливая и пачкая слишком тонкий змеиный плащ. Она не хочет возвращаться. Она бы предпочла все забыть. Они не обсуждали, не успели обсудить все произошедшее, те несколько совместных слишком сладких ночей. Слишком много жадных прикосновений. И ни слова о праве собственности. Ни единого признания. Это было частью той, искаженной реальности. Часть проклятого Города.

Линии тянут ее обратно.

Спустя две недели решение принято. Она поедет. Узнает, что же случилось и вернется обратно. Теперь она понимает, почему было выбрано именно это слово. Почти заклятье. Не выбросить из головы, не сбежать, не избавиться. На сбор вещей ушло полчаса. На прощание с танатологами - куда больше. Ее отговаривали. Просили не лезть в это снова. Женщина со стеклянными губами мягко целовала в щеку на прощанье.
Почти сутки бесконечной дороги. Она видит костры. Яркое пламя. Которое почему то не тушит шумящий дождь. Которое горит в Степи всегда. И вот она снова здесь. Снова в Городе, на пустынной Станции.
Или...Нет. Не совсем пустынной. Ее встречают.
- Мария сказала, что ты приедешь. Она видела сон. - слишком серьезная, в тяжелом обрядовом платье - действительно Старшина Уклада, не степная потрошительница, не бездомная девушка. Кинуться бы на шею, обнять, прижаться как можно крепче. Вспомнить. Но вместо этого лишь сдержанное:
- Как только смогла. Слишком много дел. Ты звала. Что случилось на этот раз?
- Ты нужна здесь. И больше я тебя не отпущу. - порывистое, слишком крепкое объятье. Мыли рассыпаются. Дана ощущает опьянение. От слов, от слишком настойчивых губ, от слишком горячих рук.
Может действительно остаться?
запись создана: 07.04.2017 в 20:08

A beesy mind

главная