• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:22 

Шерлок курит в постели редко, только когда бывает одна. В такие ночи, где слишком много мыслей. О том что рядом с Джес вся логическая система рассыпается в ноль, но при этом появляется нечто совсем новое. Чувства. Эмоции. Слишком много. Это нельзя назвать плохим, нет, скорее наоборот. Просто к этому стоило привыкнуть.
Как и к постоянному притяжению.

03:52 

Иногда я задумываюсь, что Джес могло бы быть сокращением от Джессамина. Это рождает немыслимую цепь ассоциаций, приводящую к единственно верному ответу.
Тебе бы весьма подошло быть императрицей, гордой и храброй.

23:34 

Или же что то такое
эскиз

23:26 

Если дерево - определенно венге.
Если стиль - ар нуво.

И моя идея изменилась. К черту сложности. Синие опиумные маки. В ар нуво и четких контурах.
Синие - потому что сложная отсылка к двум невозможным вещам - синей птице и синей розе - обе из которых характеризуют мое отношение к ней, как к чему то весьма прекрасному.
Опиумные - потому что я от нее завишу. Настолько, что вчерашняя мысль о ее возможной случайной смерти вогнала меня в самое тяжелое состояние. Но завишу не пагубно, не как от героина или лсд. А как от воздуха. Или же воды.

23:54 

Когда неделю снится один и тот же кошмар - это выматывает. Слишком.
Я устала ощущать по утрам боль.

16:31 

Уже несколько дней хочется написать, высказать весь ворох мыслей. Но только начинаю и на ум приходит лишь одно.
Мы на равных
Настолько, насколько это вообще возможно. Это равенство, эта стабильность восхищает и опьяняет без меры и без предела.

16:25 

Сумка собрана.
Музыка выбрана.
Надо бы в душ и спать, но нервы слишком натянуты.

19:03 

Spare me, please, spare me and tell me how
Письмо приходит спустя полгода. Нет. Не письмо. Записка. Кусок бумаги с одним словом. Ни адреса, ни имени отправителя. Да этого и не надо. Дана находит этот листок в стопке корреспонденции по запаху. От него неуловимо тянет твирином, душной-душной белой плетью и тем странным запахом, что пропитал Машину за годы использования трав. Одно слово. Упрямым почерком. Слишком уверенно и нет, одновременно. Она смотрит на это слово, еще не осознавая, что сейчас все рухнет. Весь ее лаконично-стеклянный мир. Слово просачивается в мозг, упрямо, буква за буквой.
"Вернись"
Просьба. Приказ. Мольба обреченных. Слишком много всего. Чувства захлестывают, заставляют бежать из уюта и тепла лаборатории в холод промозглой мартовской ночи. Под дождь, под шум штормового столичного ветра. Куда угодно. Лишь бы не было так вязко и душно. "Нет. Только не снова. Не сейчас, черт возьми, не сейчас!"
И Данковская сидит на ступенях Холодного Холла, пьет абсент, прямо из горла бутылки, иногда проливая и пачкая слишком тонкий змеиный плащ. Она не хочет возвращаться. Она бы предпочла все забыть. Они не обсуждали, не успели обсудить все произошедшее, те несколько совместных слишком сладких ночей. Слишком много жадных прикосновений. И ни слова о праве собственности. Ни единого признания. Это было частью той, искаженной реальности. Часть проклятого Города.

Линии тянут ее обратно.

Спустя две недели решение принято. Она поедет. Узнает, что же случилось и вернется обратно. Теперь она понимает, почему было выбрано именно это слово. Почти заклятье. Не выбросить из головы, не сбежать, не избавиться. На сбор вещей ушло полчаса. На прощание с танатологами - куда больше. Ее отговаривали. Просили не лезть в это снова. Женщина со стеклянными губами мягко целовала в щеку на прощанье.
Почти сутки бесконечной дороги. Она видит костры. Яркое пламя. Которое почему то не тушит шумящий дождь. Которое горит в Степи всегда. И вот она снова здесь. Снова в Городе, на пустынной Станции.
Или...Нет. Не совсем пустынной. Ее встречают.
- Мария сказала, что ты приедешь. Она видела сон. - слишком серьезная, в тяжелом обрядовом платье - действительно Старшина Уклада, не степная потрошительница, не бездомная девушка. Кинуться бы на шею, обнять, прижаться как можно крепче. Вспомнить. Но вместо этого лишь сдержанное:
- Как только смогла. Слишком много дел. Ты звала. Что случилось на этот раз?
- Ты нужна здесь. И больше я тебя не отпущу. - порывистое, слишком крепкое объятье. Мыли рассыпаются. Дана ощущает опьянение. От слов, от слишком настойчивых губ, от слишком горячих рук.
Может действительно остаться?
запись создана: 07.04.2017 в 20:08

08:31 

Последние дела сданы, кафель и пробирки вымыты.
Отсчет длинной в неделю считаю начатым.
P.S. мама нашла для Джес сборник норвержских сказок

03:43 

Я делаю вид что все в порядке даже для самой себя. До утра. До первой крови в раковине.

10:52 

Лекарство от здоровья - 10/10
Новая история про "Ханну в колбе".
Мрачный реализм и цветовое оформление в стиле депрессии

18:42 

Tähtimerkki
Звездочка

Смесь нежности и легкой интриги от колыбельной с неконтролируемой зависимостью и пошлостью (точно по Линдквисту).

04:16 

Холодно, зябко, трава льнет к голым ногам, оплетает, не отпускает дальше старой жестяной двери. Я проснулась раньше, чем мягкий предрассветный туман окутал насыпь возле железной дороги. Теперь вот курю, кутаюсь в тонкий плащ, накинутый поверх обнаженного тела. Сейчас сигарета кончится и я вернусь обратно, под ворох одеял, к самой теплой и уютной женщине в моей жизни.

06:56 

Прячу синяки на шее под воротником очередной безлико-черной рубашки. Прячу внутренний хаос. Вчера она раскрыла меня по линиям, добралась слишком глубоко. Если бы не спешка и данные ранее обещания - я бы осталась рядом с ней. Под весьма ощутимой защитой теплых рук. Дождалась бы ее пробуждения.
я слишком жива сейчас

05:05 

Очень хочется спать. И все.
Бессонная ночь не лучшим образом сказывается на состоянии. Слишком переволновалась. Для меня слишком важны эти отношения. Слишком важна ты. Да, наверное я не умею проявлять все это. А ты не замечаешь, как я тянусь, цепляюсь изо всех сил. Как посылаю к черту собственную гордость и соглашаюсь с твоими решениями.

07:52 

Ночь 4

Она приходит около полуночи. Как всегда пугая Еву, вымокшая, дикая, в дырявом свитере. Она опять дралась, снова выходила в круг Суок. Я ожидала этого, еще утром выменяла у детей все свое серебро на бинты и новокаин. Выкладываю из тумбочки все это богатство, пока она стягивает с себя куртку и почти бесполезный теперь свитер.
-Откуда столько медикаментов, ойнон?-хмурится, разглядывая добытое, думает что в замен попрошу.
-Душу продала, Артемия Исидоровна - зло и резко отшучиваюсь, сказывается усталость и бессонные ночи. Внимательно осматриваю. Множество синяков и ушибов, два рваных следа бритвы или заточки. Вкалываю новокаин, накладываю швы и бесконечные бинтовые повязки. Вместо антисептика - бесконечный пряный твирин.
На все уходит около часа. Предлагаю ей сегодня заночевать здесь, все одно утром встречатся придется. Да и на кровать я не претендую. Хочу успеть до утра посмотреть образцы.
Она неожиданно соглашается, стягивает с себя остатки промокшей одежды и прячется в ворохе белоснежных простыней. Ухожу к микроскопу, отгоняя навязчивое "теперь же все пропахнет насквозь ее запахом".
***
Почти под утро, когда риск уснуть на бумагах и записях опасней заражения, осторожно ложусь рядом с ней. Сразу же просыпается, смотрит на меня мутным взглядом, видимо собираясь спросить сколько времени и какого черта я ее разбудила так рано. Но не спрашивает, зато целует, рвано, жадно, не давая ни секунды на раздумия.
И я сдаюсь. Под власть грубых рук, жадных ищущих прикосновений. Секс для нее еще один ритуал, с непонятными и неизвестными мне правилами. Но я знаю, что каждый укус, каждая метка слишком важны. Поэтому - не сопротивляюсь. Шире развожу ноги, сдерживаю стоны, и отдаюсь ей. Полностью. Абсолютно.

06:10 

Две недели.
Ужасно мало. И при этом очень много.

06:42 

Слово дня - возбуждение

04:56 

Одна буква. На отчетах и протоколах.
Это становится похожим на зависимость.

17:14 

Виниловый проигрыватель. Укол. Социальная изоляция. Joy Division.


Я скучаю.

A beesy mind

главная