• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:13 

Неожиданно странно. Сестра даже не психует, услышав окончательный диагноз. Только просит быть осторожнее.

19:27 

Моя единственная причина быть человечной пропала на некоторое время.
Так что я снова ухожу в обработку данных. Из достижений - полностью сделан диплом и сопроводительные бумаги, от доклада остался только текст, сама презентация уже готова.
***
Думая о вчерашнем я могу сказать только одно - это была первая(хоть и виртуальная) сессия, когда мне действительно было хорошо и легко. Отчасти это состояние сохраняется и сейчас, пока я вожусь с документами и стараюсь приглушить внутренний таймер.

03:55 

Слово дня - контаминация.
Слово недели - спектрофотометрия.
***
Люди, придумывающие название учебных заведений - пожалуйста, упакуйте себя сами и сгорите к чертовой матери. Ну откуда ж мне знать в каком я теперь подразделении? Да, финишная прямая из "письма счастья" - титульный лист для ВКР.
***
Если кот будет толстым и рыжим - то мы назовем его Мёрдок. Да, такой мой каприз.

02:04 

Мягко провести пальцами по выпуклым буквам на жетоне. Такое знакомое и одновременно все же чужое имя. "Джессамина Уотсон". На жетонах и официальных документах это выглядит изумительно. Но для Шерлок она всегда будет Джес (при обычной беседе) или Джесси (в моменты излишней сентиментальности). Разумеется, жетоны стащены из личных вещей тайком. Разумеется, ночью нужно размышлять о чем нибудь другом.
Но мысли все равно только об именах. И прикосновениях. Пусть и опосредованных через тонкую металлическую пластинку.
Поэтому Шерлок лишь крепче сжимает жетоны в руке и засыпает тревожным сном.

20:42 

Blackbird, blackbird, I am now alone
Somewhere else go make your home
Don’t nestle here, go find lovers of your own
I am now alone.

Два удара-пауза-два удара- пауза- два удара и так по кругу и до бесконечности.
146 скорость и бешеный тайминг
Так и не доучила. Самый старый танец на самом деле.

19:17 

Химическая девочка видит в отражениях тонкостенных колб девочку янтарную. Потерянную, погасшую, безумно грустную. И ей хочется плакать.

22:38 

Еще кое что. Принцип ценности информации.
Я в этом плане гребанная эгоистка. И в восторге от того, что некоторые вещи рассказываю только для Джес

23:34 

Или же что то такое
эскиз

23:26 

Если дерево - определенно венге.
Если стиль - ар нуво.

И моя идея изменилась. К черту сложности. Синие опиумные маки. В ар нуво и четких контурах.
Синие - потому что сложная отсылка к двум невозможным вещам - синей птице и синей розе - обе из которых характеризуют мое отношение к ней, как к чему то весьма прекрасному.
Опиумные - потому что я от нее завишу. Настолько, что вчерашняя мысль о ее возможной случайной смерти вогнала меня в самое тяжелое состояние. Но завишу не пагубно, не как от героина или лсд. А как от воздуха. Или же воды.

16:43 

Кажется я опять все испортила. Тяжело и холодно. Кажется что я теряю самого близкого мне человека.
Теряю из за каких то глупых, дурацких мелочей. Наверное стоит пойти проветриться, может в голову придет что нибудь хорошее.

16:31 

Уже несколько дней хочется написать, высказать весь ворох мыслей. Но только начинаю и на ум приходит лишь одно.
Мы на равных
Настолько, насколько это вообще возможно. Это равенство, эта стабильность восхищает и опьяняет без меры и без предела.

16:25 

Сумка собрана.
Музыка выбрана.
Надо бы в душ и спать, но нервы слишком натянуты.

19:03 

Spare me, please, spare me and tell me how
Письмо приходит спустя полгода. Нет. Не письмо. Записка. Кусок бумаги с одним словом. Ни адреса, ни имени отправителя. Да этого и не надо. Дана находит этот листок в стопке корреспонденции по запаху. От него неуловимо тянет твирином, душной-душной белой плетью и тем странным запахом, что пропитал Машину за годы использования трав. Одно слово. Упрямым почерком. Слишком уверенно и нет, одновременно. Она смотрит на это слово, еще не осознавая, что сейчас все рухнет. Весь ее лаконично-стеклянный мир. Слово просачивается в мозг, упрямо, буква за буквой.
"Вернись"
Просьба. Приказ. Мольба обреченных. Слишком много всего. Чувства захлестывают, заставляют бежать из уюта и тепла лаборатории в холод промозглой мартовской ночи. Под дождь, под шум штормового столичного ветра. Куда угодно. Лишь бы не было так вязко и душно. "Нет. Только не снова. Не сейчас, черт возьми, не сейчас!"
И Данковская сидит на ступенях Холодного Холла, пьет абсент, прямо из горла бутылки, иногда проливая и пачкая слишком тонкий змеиный плащ. Она не хочет возвращаться. Она бы предпочла все забыть. Они не обсуждали, не успели обсудить все произошедшее, те несколько совместных слишком сладких ночей. Слишком много жадных прикосновений. И ни слова о праве собственности. Ни единого признания. Это было частью той, искаженной реальности. Часть проклятого Города.

Линии тянут ее обратно.

Спустя две недели решение принято. Она поедет. Узнает, что же случилось и вернется обратно. Теперь она понимает, почему было выбрано именно это слово. Почти заклятье. Не выбросить из головы, не сбежать, не избавиться. На сбор вещей ушло полчаса. На прощание с танатологами - куда больше. Ее отговаривали. Просили не лезть в это снова. Женщина со стеклянными губами мягко целовала в щеку на прощанье.
Почти сутки бесконечной дороги. Она видит костры. Яркое пламя. Которое почему то не тушит шумящий дождь. Которое горит в Степи всегда. И вот она снова здесь. Снова в Городе, на пустынной Станции.
Или...Нет. Не совсем пустынной. Ее встречают.
- Мария сказала, что ты приедешь. Она видела сон. - слишком серьезная, в тяжелом обрядовом платье - действительно Старшина Уклада, не степная потрошительница, не бездомная девушка. Кинуться бы на шею, обнять, прижаться как можно крепче. Вспомнить. Но вместо этого лишь сдержанное:
- Как только смогла. Слишком много дел. Ты звала. Что случилось на этот раз?
- Ты нужна здесь. И больше я тебя не отпущу. - порывистое, слишком крепкое объятье. Мыли рассыпаются. Дана ощущает опьянение. От слов, от слишком настойчивых губ, от слишком горячих рук.
Может действительно остаться?
запись создана: 07.04.2017 в 20:08

03:43 

Я делаю вид что все в порядке даже для самой себя. До утра. До первой крови в раковине.

10:52 

Лекарство от здоровья - 10/10
Новая история про "Ханну в колбе".
Мрачный реализм и цветовое оформление в стиле депрессии

18:42 

Tähtimerkki
Звездочка

Смесь нежности и легкой интриги от колыбельной с неконтролируемой зависимостью и пошлостью (точно по Линдквисту).

17:14 

Виниловый проигрыватель. Укол. Социальная изоляция. Joy Division.


Я скучаю.

11:39 

NB: анксиолитики не сочетаются со спиртным.
Эффект - странные идеи и мысли.
Разобрать подробнее.

15:29 

Мартини.
Морг.
Ночь слов на литеру "м"

01:35 

Потерянно и горько.
Опасное утро.

A beesy mind

главная